Уполномоченный по защите прав предпринимателей Тамбовской области Михаил Козельцев рассказал об итогах десятилетней работы

9 июля, 18:21 Арина Орлова Прочитали 1 031 раз
Десять лет в интересах бизнеса

В соответствии с Указом Президента РФ «О долгосрочной государственной экономической политике» 7 мая 2012 года в России был создан институт уполномоченных по защите прав предпринимателей, а 22 июня 2012 года Президент РФ подписал Указ о назначении Уполномоченным председателя «Деловой России» Бориса Титова.

Федеральный закон «Об Уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации» вступил в силу ровно через год - 7 мая 2013 года. Он определяет цели, задачи и полномочия бизнес-омбудсмена и его представителей в субъектах РФ. В настоящее время во всех субъектах Российской Федерации, в том числе в Тамбовской области, учреждены должности Уполномоченного по защите прав предпринимателей, осуществляющих свою деятельность в границах соответствующего субъекта.

На должность Уполномоченного в Тамбовской области 5 апреля 2013 года Борис Титов согласовал кандидатуру Михаила Борисовича Козельцева. Она была предложена наиболее значимыми предпринимательскими объединениями и отраслевыми организациями области, утверждена координационным советом по развитию малого среднего бизнеса администрации Тамбовской области. Михаил Борисович уже десять лет является бессменным бизнес-омбудсменом в нашем регионе. О том, чего удалось достигнуть за эти годы, он рассказал корреспонденту «Собиз Инфо».

- Михаил Борисович, с самого начала своего пути в качестве бизнес-омбудсмена Вы говорите о том, что для развития предпринимательства нужен «климат». Изменился ли он в Тамбовской области за десять лет?

- Да, бизнес-климат меняется. И в стране, и в регионе. Для развития предпринимательства нужна благоприятная среда. За десять лет омбудсменами и предпринимательскими сообществами была проделана большая работа, и благодаря этому бизнессреда потихоньку меняется.

- Как Вы считаете, в какую сторону поменялась среда для бизнеса у нас в регионе?

- Есть положительные изменения, есть отрицательные. Например, раньше представителям малого и среднего бизнеса было очень сложно получить кредит в банке. Сегодня мы наблюдаем иную картину. Банки начали формировать предложения для бизнеса, предлагать свои продукты для малого и среднего предпринимательства. Огромную роль в изменении бизнес-климата сыграло принятое Президентом России В.В. Путиным решение о включении в Национальные проекты проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», в результате которого в регионе появилась инфраструктура поддержки предпринимателей «Мой бизнес», создан и активно работает Фонд содействия кредитованию малого и среднего предпринимательства, обновлена работа Бизнес-инкубатора.

За десять лет Уполномоченным по защите прав предпринимателей рассмотрено две тысячи обращений, 23 из них – по уголовным делам. Четверо предпринимателей были освобождены по УДО из мест лишения свободы при моем участии в судебных процессах.

- Чем еще занимается Уполномоченный?

- Главная задача Уполномоченного - защита прав предпринимателей. Она осуществляется в двух плоскостях. Первая - это точечная защита, когда предприниматели обращаются ко мне со своими проблемами. Рассматривая каждую ситуацию, смотрим, есть ли действительно нарушения прав или законных интересов предпринимателя. Если есть, предпринимаем все законные меры для защиты, в том числе обращаемся в прокуратуру, другие правоохранительные и государственные органы или идем с предпринимателем в суды.

К сожалению, у Уполномоченного нет прямого права участия в суде, однако судьи, особенно Арбитражного суда, принимают Уполномоченного в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. В уголовный процесс Уполномоченный может войти только в качестве защитника, что делалось неоднократно.

Одним из важнейших прав Уполномоченного является право посещать места лишения свободы для встреч с предпринимателями, обвиняемыми или осужденными по так называемым «предпринимательским» статьям Уголовного кодекса. За время работы таких посещений было десятки.

Конструктивное взаимодействие выстроено со всеми правоохранительными органами - УФСИН, прокуратурой, с судебными приставами. В целом по России Уполномоченные по защите прав предпринимателей содействовали двадцати предпринимателям в процессах по условно-досрочному освобождению, из них в четырех случаях – в Тамбовской области.

- А вторая плоскость?

- Вторая плоскость - влияние на бизнес-среду, изменение законодательства. Она связана с совместной работой с общественными объединениями, которые на своих площадках собирают информацию о проблемах предпринимательства, предлагают пути решения. В нашем регионе действует Совет при Уполномоченном по защите прав предпринимательства. На заседаниях Совета обсуждаются вопросы защиты бизнеса.

Также Уполномоченный участвует в оценке регулирующего воздействия, состоит в рабочих группах контрольно-надзорных органов и общественных объединений, участвует в совещаниях по вопросам предпринимательства. На сегодняшний день я плотно взаимодействую с общественными бизнес-объединениями, Правительством региона, правоохранительными органами, Федеральной налоговой службой и контрольно-надзорными ведомствами.

- Кто входит в Совет?

- В его состав вошли руководители крупнейших общественных организаций, объединяющих предпринимателей, - Тамбовского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», Тамбовской региональной общественной организации «Союз Предпринимателей Тамбовской области», Регионального объединения работодателей «Тамбовская областная ассоциация промышленников и предпринимателей», Тамбовской областной торгово-промышленной палаты, Тамбовского регионального отделения «ОПОРА РОССИИ», Тамбовской областной ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств «Тамбов-АККОР», Тамбовского регионального общественного фонда «СОБИЗ-ИНВЕСТ», представители отраслевых объединений предпринимателей - НП СРО «Союз тамбовских строителей», а также профессиональные юристы Тамбовского отделения Ассоциации юристов России и Адвокатской палаты Тамбовской области.

- У Вас есть приемная не только в Тамбове, но и в муниципалитетах. Расскажите, пожалуйста, об их работе.

- Основные задачи общественных приемных Уполномоченного в Тамбовской области состоят в оказании консультационной помощи субъектам предпринимательской деятельности. Ведется предварительный прием поступающих в адрес Уполномоченного жалоб и обращений, информирование предпринимателей о проводимых Уполномоченным мероприятиях, а также мероприятиях, проводимых контрольно-надзорными органами области с участием Уполномоченного.

В муниципальных общественных приемных я провожу выездные приемы предпринимателей по вопросам защиты их прав и интересов в рамках своей компетенции, рабочие встречи с главами районов и их заместителями, где обсуждаются наиболее сложные предпринимательские проблемы, решение которых зависит от совместных действий представителей органов местного самоуправления, предпринимателей и их защитников.

- Михаил Борисович, ежегодно Вы готовите доклад о работе Уполномоченного за год. Расскажите, пожалуйста, об этом.

- Одним из основных направлений взаимодействия с Уполномоченным при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей является работа по системным проблемам, решение которых требует изменений федерального законодательства. Ежегодный доклад Уполномоченного при Президенте Российской Федерации формируется на основании жалоб и обращений субъектов предпринимательской деятельности. Региональные Уполномоченные на регулярной основе осуществляют мониторинг ситуации в области и реализацию мер поддержки бизнеса. При выявлении острых проблем сообщаем в федеральный аппарат. Основываясь на собранном материале, опыте и анализе системных проблем предпринимателей, только в прошлом году я направил десять предложений в Доклад Уполномоченному при Президенте Российской Федерации.

Аппаратом Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей организована информационная система, в которую вносят данные всех субъектов Российской Федерации. Это позволяет иметь довольно точную картину положения бизнеса в стране и, при необходимости, принимать срочные меры для стабилизации ситуации.

- Как повлияла на климат для бизнеса реформа контрольно-надзорной деятельности?

- Она приносит свои плоды. Одним из самых значимых факторов этой реформы стало введение рискоориентированного подхода, который стали использовать контрольно-надзорные органы при проведении проверок субъектов предпринимательства. В соответствии с этим подходом субъекты предпринимательской деятельности были разделены на категории риска, и там, где риски минимальны, проверок нет в принципе. На данный момент действует мораторий на проверки, но на объектах с высокой категорией риска они продолжаются.

- Говоря о проверках, сразу вспоминаешь про штрафы. Есть ли какая-то динамика относительно штрафов для бизнеса?

- Очень существенно то, что совместными усилиями Уполномоченных, крупнейших бизнес-объединений удалось добиться внесения изменений в Кодекс об административных правонарушениях в отношении впервые выявленных нарушений. Теперь за первое нарушение предусмотрен не штраф, а предупреждение.

Как и другие представители бизнес-сообществ, я придерживаюсь мнения, что сотрудники контролирующих органов должны быть помощниками для бизнеса. Они являются специалистами в своей поднадзорной сфере и лучше предпринимателя в ней разбираются, а значит, могут прийти и рассказать, как исправить допущенные ошибки. К примеру, проверяющий из МСЧ может прийти и подсказать, что лампочки нужно поменять на какие-то другие, розетки подписать и так далее. Сегодня мы видим, что контролирующие органы идут на контакт с предпринимателями, очень много в этом направлении сделано, и удалось добиться существенных результатов.

- А что с количеством требований для бизнеса?

- Обязательные требования к бизнесу - это отдельная тема. Открытое Правительство подсчитало все требования, и оказалось, что их было три миллиона. В среднем человек занимается бизнесом около сорока лет. Если поделить три миллиона требований на сорок лет, а затем на количество дней в году, то получится, что в день предприниматель должен изучать до двухсот пяти требований. Предприниматель не в состоянии даже названия стольких требований прочитать. В ходе реформы контрольно-надзорной деятельности их количество снизилось, но до идеала еще далеко, конечно.

- А есть ли где-то примеры простого формата требований к бизнесу? Например, захотел открыть кафе и купил брошюру с требованиями для кафе? Если где-то есть, то почему у нас этого нет?

- Да, в европейских странах есть такие примеры. Мы пока к этому не пришли, потому что у нас изначально было три миллиона требований, и предстоит провести еще очень серьезный объем работы по их систематизации. Тем не менее некоторые контролирующие ведомства уже начали выпускать рекомендации. Ярким примером является Роспотребнадзор. Количество требований у них существенно снизилось.

Сборники рекомендаций нужны уже хотя бы для того, чтобы предприниматель понимал, сможет ли он организовать задуманное или нет.

- Какие еще проблемы беспокоят предпринимателей на сегодняшний день?

- Во-первых, это очень жесткий контроль со стороны налоговых органов. Он и был строгим, но стал еще жестче. К тому же, налоговые проверки продолжаются, на них действие моратория не распространяется. Налоговые доначисления порой носят колоссальный характер, с этим ко мне тоже обращаются, мы с этим работаем. Рост издержек бизнеса сейчас колоссальный, это касается подорожания электроэнергии, расходов на маркировку товаров, налоговые и неналоговые отчисления.

Самый серьезный налог, который ощутимо возрос для предпринимателей, - на имущество организаций, исчисляемый из кадастровой стоимости недвижимости. Кадастровый учет нужен и важен, но налог на кадастровую стоимость является крайне обременительным, так как не зависит от результатов деятельности, а посчитан по не понятной никому методике. Ставки этого налога постепенно растут, мы на всех площадках говорим о критическом для многих предпринимателей росте издержек, связанных с ростом налоговой ставки, но дело в том, что налоговое законодательство не попадает под оценку регулирующего воздействия, сообщество предпринимателей не может влиять на принимаемые решения.. При этом предприниматели оспаривают кадастровую стоимость своих объектов. Отсюда образуются выпадающие доходы в региональном бюджете. То есть в казну не поступает часть тех средств, которые были запланированы.

- Михаил Борисович, Вы неоднократно говорили о том, что самое страшное для предпринимателя сегодня - уголовное преследование. Как сейчас с этим обстоят дела?

- Уголовное преследование и реальные сроки за экономические преступления до сих пор являются большим барьером для развития бизнеса. Дело в том, что предприниматель может просто не разбираться в каком-то вопросе, из-за чего есть вероятность попасть под уголовную статью. Следствие всегда ищет умысел, а его может и не быть.

Случается и такое, что человек вообще не виноват, но все равно очень мало оправдательных приговоров. Если на предпринимателя завели уголовное дело, с большой долей вероятности его признают виновным. Сам предприниматель зачастую не в состоянии оправдаться, у него для этого нет необходимых знаний. Это значит, что нужно найти защитника, но у него параллельно может быть несколько таких дел. Участие бизнес-омбудсмена здесь полезно, но я участвую в защите предпринимателя лишь в том случае, когда факты неопровержимо говорят о его невиновности.

- Какие самые сложные судебные процессы были в Вашей практике?

- Очень сложный был процесс по отмене приговора по 159-й статье, речь шла о мошенничестве в особо крупном размере. Нам удалось вначале добиться оправдательного приговора, а затем и вообще прекращения уголовного преследования.

Также были случаи, когда нарушались права предпринимателей в имущественных вопросах, в вопросах распределения средств грантов, оплаты предпринимателям муниципальных контрактов.

- Вы очень плотно работаете с прокуратурой. Расскажите об этом.

- Сегодня прокуратура - главный защитник бизнеса, который внимательно следит за случаями нарушения предпринимательских прав. Только за прошлый год мы совместно с руководством региональной прокуратуры провели шесть приемов предпринимателей. На них представители бизнеса могут задать интересующие их вопросы, получить соответствующие объяснения. Также сейчас прокуратура проверяет исполнение требований законодательства о поддержке предпринимателей, соблюдение требований о моратории на проверки.

- Как в целом изменилось взаимодействие с контрольно-надзорными органами за десять лет? Как было, и как стало?

- Изначально было сложно выстроить хоть какоето взаимодействие. Когда только возник институт Уполномоченных по защите прав предпринимателей, контролирующие органы не понимали, как его воспринимать.

Работа была проделана и на федеральном, и на местном уровнях. Сейчас я являюсь членом общественных советов при всех контрольно-надзорных органах. Это позволяет вести открытый диалог. Контролеры говорят о поставленных перед ними задачах, мы доносим до них позицию бизнеса и в итоге совместно ищем пути того, как дать предпринимателю возможность продолжить его деятельность.

Взаимодействие формировалось поэтапно. Сначала органы контроля и надзора начали проводить общественные слушания об итогах своей деятельности, затем с учетом пожеланий бизнеса стали проходить общественные обсуждения правоприменительной практики. Сейчас контакт с ними установлен, и стал возможен диалог, выстроены рабочие отношения. Пока этого диалога не было, предприниматели боялись такого взаимодействия. Сегодня специалисты контрольно-надзорных органов проводят на площадках общественных объединений семинары по актуальным для бизнеса темам, им можно задать вопросы и получить обратную связь.

- Насколько важен личностный фактор при взаимодействии с контрольно-надзорными органами? Насколько важны личности руководителя и проверяющего?

- Это имеет ключевое значение. Личная позиция руководства органов контроля и надзора, готовность к диалогу во многом играет важную роль. Речь не идет о каких-то «договорняках», а о выстраивании контактов. Со своей стороны Уполномоченный может внятно донести до руководства контрольно-надзорных ведомств позицию предпринимательского сообщества.

- Получается, только с налоговой сейчас есть серьезные сложности?

 - Сложности будут всегда, но даже в Управлении ФНС сейчас действуют более открыто. Даже несмотря на ужесточение контроля налоговой службы, ФНС опубликовала меморандум, в котором говорится о том, что они хотят досудебного рассмотрения возникающих проблем. В досудебном рассмотрении дел Уполномоченный тоже принимает участие.

- Михаил Борисович, возвращаясь к бизнессреде скажите, есть ли удачные примеры такой среды?

- Комфортность климата для развития бизнеса заключается в простоте. Этому условию соответствует налоговый режим для самозанятых. Уполномоченные стояли у истоков его зарождения. Еще в 2014 году, когда проходил Среднерусский экономический форум в Курске, я ставил вопрос перед руководством Министерства экономического развития о том, чтобы создать новый упрощенный налоговый режим для предпринимателей, которые не используют труд наемных сотрудников. Хотя прошло довольно много времени, все-таки этот режим создан. Сейчас в России зарегистрировано более двадцати миллионов самозанятых.

Популярность этого режима обусловлена низкой налоговой ставкой и простотой регистрации, у плательщика налога на профессиональный доход не появляется дополнительной деятельности вроде составления отчетов, ведения бухгалтерии как это происходит у ИП и ООО. В этом направлении нужно двигаться и в отношении бизнеса - в сторону упрощения. Для малого бизнеса нужна специальная среда, ведь у него есть специальные обязанности, а значит, должны быть и специальные права. Требования к малому бизнесу должны быть не такими жесткими, как к крупному.

- Насколько важен режим для самозанятых для развития бизнеса в целом?

- Он полезен. Кто-то потом укрупнится и станет ИП или ООО. К тому же, самозанятость просто оформить, а значит, можно пробовать себя в разных сферах. По статистике, из десяти бизнесов выживает один. Самозанятый имеет возможность проверить опытным путем, что у него получается лучше, и выбрать нишу с минимальными потерями или без них.

- Пока среда для бизнеса у нас несовершенна, государство пытается поддерживать предпринимателей. Как Вы считаете, насколько это эффективная мера?

- Буквально на днях я участвовал в заседании комиссии по предоставлению грантов сельхозтоваропроизводителям. Было 23 заявки, 14 фермеров получили гранты. И это хорошо, но есть и минус. Заключается он в том, что в нашем регионе около двух с половиной тысяч аграриев, а поддерживать мы имеем возможность немногих. Может быть, и полезно давать деньги на стартапы, но от снижения налогов эффект был бы заметнее.

- Уже десять лет Вы занимаетесь проблемами бизнеса. Как думаете, можно ли решить их все?

- Когда в 2013 году нас собирал Борис Юрьевич Титов, он не рассчитывал на долгосрочность нашей работы. Тогда казалось, что все проблемы предпринимательства можно решить быстро, но это мнение оказалось неверным. Введение онлайн-касс, маркировка, рост налогов, неналоговых взносов, ковид, санкции, проверки – все это накладывает свой отпечаток. Во время ковида ко мне обращалось по пятьдесят человек в день. На смену одним проблемам приходят другие, работы еще много, и многое еще предстоит сделать.

Беседовала Юлия ПОТРЕБНИКОВА

Комментирует президент ТРО Фонд «Собиз Инвест» Татьяна Еремина:

- Наш фонд много лет сотрудничает с Михаилом Борисовичем, который является бессменным бизнес-омбудсменом в Тамбовской области. Как президент фонда я являюсь членом Совета при Уполномоченном по защите прав предпринимателей нашего региона. Соглашусь с Михаилом Борисовичем в том, что благодаря совместной работе всех бизнесобъединений не раз удавалось добиться решения критически важных для предпринимателей вопросов. От лица нашего фонда «Собиз Инвест» хочется поблагодарить Михаила Борисовича за плодотворное сотрудничество и за помощь, которую на протяжении многих лет он оказывает предпринимателям нашего региона.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер